Исторические отношения между Россией и Турцией

Московское государство и Османская империя - два государства, появившиеся на политической карте в 14 в. были разделены обширными пространствами и исповедовали разные религии. Вместе с тем они сохранили с древних времен и определенные связи, прежде всего, торговые.

Инициатива иных форм общения первоначально исходила от русской стороны, что вполне понятно, учитывая давние отношения Руси с Византией и славянскими народами Юго-Восточной Европы. Во 2-й половине 15 в. европейские страны стали расширять дипломатические контакты с султанским правительством (Высокой Портой, или просто Портой).

Своеобразным толчком к установлению прямых межгосударственных контактов между Стамбулом и Москвой стало взятие Кафы в 1475 г. и пленение находившихся там русских купцов. С этого момента развитие русско-турецких отношений могло пойти либо по пути конфронтации христианского и усульманского государств, либо по пути установления официальных связей. Обе стороны склонялись ко второму пути. Первый шаг сделала Порта. В 1481 г. на турецкий престол взошел Баязид 2. В 1484 г. его войска захватили Килию и Аккерман (Белгород), подвластные молдавскому господарю Штефану 3. Штефан решил призвать московского князя Ивана 3 к совместным действиям против турок и послал ему грамоту с возвращавшимся из Европы в Москву посольством Ф. Курицына. Но в 1485 г. турки задержали его в Белгороде и дали знать русскому дипломату что султан хочет дружбы с московитами на длительный срок.
В условиях нараставшей напряженности в русско-литовских отношениях Ивану 3 было важно, чтобы «салтан турской» оказался недругом великому князю литовскому. Порта заявила о готовности обменяться послами. В 1492 г. султану отправили грамоту (она считается первым документом новых межгосударственных отношений) по вопросам торговли между Московским государством и Османской империей. В 1494 г. последовала реакция Порты. Баязид 2 оправил к московскому двору посольство во главе со своим сыном. Однако по указанию великого князя литовского, не желавшего сближения Москвы и Стамбула, киевский наместник не пропустил ни посла, ни сопровождавших его турецких купцов под весьма неуклюжим предлогом: «чтобы они наших земель государственных не пересматривали».
Тогда Иван 3 оправил своего представителя, стольника М.А. Плещеева. В Стамбуле посла принял Баязид, который вручил ему ответные грамоты на имя Ивана 3, но своего посла в Москву султан тогда не отправил, ибо нашел поведение самого Плещеева надменным: тот отказался от султанского подарка - халата, и не принял денежного содержания, установленного ему Портой. В 1499 г. Иван 3 направил в Стамбул второе посольство во главе с А.Я. Голохвастовым, и русско-турецкие связи обрели взаимный характер.
Начиная с 17 в. история русско-турецких отношений - это, прежде всего, история многочисленных войн, сменявшихся периодами вооруженного противостояния. За 240 лет (с 1676 по 1918) Россия 12 раз воевала со своим южным соседом (на каждые 6 лет мира в среднем один год войны!). Начало 18 в. - время формирования новой Российской империи и расширения границ. Взаимоотношения России и Турции складывались в сложной обстановке борьбы за Черное море.
Послов тех стран, с которыми у Турции могла начаться или уже началась война, турки отправляли в знаменитую стамбульскую тюрьму Едикуле (Семибашенный замок). В 1699 г. ее узником стал посланный Петром в Турцию дипломат, думный дьяк Украинцев (провел в заточении 7 лет), а начиная с 1702 г., когда учреждено было русское посольство в Константинополе, почти все русские послы провели там в заключении от года до нескольких лет.
Первым постоянным представителем России в Турции Петр 1 назначил П.А. Толстого (1645-1729). Толстой прибыл в тот момент, когда турки не могли смириться с потерей Азова. Его задачей было предотвращение военных действий Османской империи против России на стороне Швеции или хотя бы оттягивание начала конфликта. Дипломатические усилия Толстого имели успех до 1709 г.. когда Турция, подстрекаемая бежавшим на ее территорию шведским королем Карлом 12, все же стала готовиться к войне. Зимой 1710 г., после победы России над шведами под Полтавой новая война с Турцией стала неизбежной, и Толстой снова попал в Едикуле. Военные действия начались в 1711 г. и окончились в апреле 1712 г. Толстого выпустили на свободу. Вместе с прибывшими вице-канцлером Шафировым и князем Шереметевым он вел переговоры об условиях заключения мира. Но турки продолжили войну, и в октябре 1712 г. всех троих со свитой (всего около 200 чел.) заточили в небольшом подземелье Семибашенного замка, где они боялись умереть «от вони и духа» (духоты). Только в марте 1713 г. русские дипломаты обрели свободу.
Вместе с Толстым в Семибашенном замке сидели дипломат А.Д. Тютчев (прадед дипломата и поэта Ф.И. Тютчева) и потомственный моряк Матвей (Матия) Змаевич (1680-1735). Змаевич, родом в Далмации, служил в венецианском флоте, в 1709 г. устроил дуэль и вынужден был бежать. Оказавшись в Константинополе, он обратился к П.А. Толстому с просьбой взять его на русскую службу. За время совместного заключения в Едикуле Толстой и Змаевич обсудили меры по укреплению русского флота, и после освобождения Змаевич с рекомендательным письмом от Толстого отправился к Петру 1. Царю понравился опытный и рисковый моряк, и он отправил его командовать галерным флотом на Балтике. Толстой вернулся на родину позже Змаевича, уже после подписания мирного договора в июне 1714 г., а в августе произошло Гангутское сражение, в котором молодой русский флот (99 галер) одержал первую победу над сильным шведским флотом. Змаевич и еще два офицера были награждены золотыми медалями. В 1716 г. Петр лично обратился к правительству Венецианской республики с просьбой простить Змаевича, и дож эту просьбу удовлетворил. Позже Змаевич получил адмиральский чин. После смерти Петра и Толстой, и Змаевич были сосланы: Толстой - в Соловецкий монастырь, Змаевич - в Астрахань. Однако затем его направили в Донское адмиралтейство, где он подготовил Донскую флотилию к войне 1735-1739 гг. с Турцией.
В ноябре 1768 г. в Едикуле был заключен посол A.M. Обресков (1720-1787), что послужило поводом к русско-турецкой войне 1768-1774 гг.
Екатерина 2 назначила послом в Турцию Я.П. Булгакова и поствила ему весьма сложную задачу - ослабить впечатление от готовящегося присоединения Крыма к России. В 1783 г. Булгаков заключил с Портой торговый трактат, а чуть позже крымский хан Шагин-Гирей передал свои владения императрице Екатерине 2. Когда летом 1787 г. Екатерина 2 посетила Крым, Булгаков приехал к ней за новыми инструкциями. По возвращении Булгакова в Константинополь Порта не признала присоединения Крыма к России и потребовала пересмотра всех трактатов с Россией. Булгаков решительно отказался принять эти предложения и в тот же день попал в тюрьму. Несмотря на строгий надзор, Булгаков исхитрился раздобыть секретный план турецких военных операция на море и сообщить его русскому правительству. Вместе с Булгаковвым сидел в замке его драгоман (переводчик) Н.А. Пизани. Он происходил из старинного дворянского рода, жившего в итальянском городе Пизе, в 1772 г. вступил в русскую службу. После того, как в 1789 г. Булгаков был отпущен из Константинополя, Екатерина наградила его деньгами и поместьями в Белоруссии и назначила посланником в Варшаву.
Но в Семибашенный замок сажали не только дипломатов. Например, здесь сидел грек Ионис Варвакис. Сначала он участвовал в нападениях на турецкие торговые суда, а затем для борьбы с турками продал свое имущество и снарядил военный корабль, который в составе русской эскадры участвовал в Чесменской битве (русско-турецкая война 1768-1774). После войны турки схватили Варвакиса и заточили в Семибашенный замок, откуда он бежал в Россию. Варвакис поселился в Астрахани и стал зваться Иваном Андреевичем Вар-вацием. По указу Екатерины 2 он получил в подарок тысячу червонцев и разрешение на беспошлинную торговлю на Каспии.
Некоторую роль в русской истории сыграли пленные турки и турчанки.
В 1770 г. наследнику Павлу Петровичу подарили взятого в плен в Бендерах турчонка. При крещении его назвали Иваном, отчество дали по крестному отцу, а фамилию - по месту рождения (г. Кутая). И стал он зваться Иваном Павловичем Кутайсовым. Когда любимец Павла подрос, его послали за границу обучаться на парикмахера. Вернувшись, Иван стал камердинером и быстро завоевал доверие Павла 1. В 1799 г. получил баронский, затем графский титул и богатые поместья. Еще один турецкий мальчик был подобран во время завоевания Новороссии. Ему дали имя Михаил и фамилию Карапчи (от «кара» - черный). Когда он вырос, его определили в корпус, и он дослужился до полковника. Позже он принял фамилию Карабчевский. А его внук Н.П. Карабчевский стал известным адвокатом (1851-1925).
Гораздо чаще в русской истории встречаются пленные турчанки, которые становились женами и любовницами русских дворян и простых людей, рожали им детей. Самый извесетный пример - мать поэта В А. Жуковского. Турчанку Сальху взял в плен под Бендерами и привез в Россию крепостной тульского помещика А.И. Бунина. Помещик влюбился в пленницу, но был женат. Когда у Сальхи родился сын. Бунин уговорил обедневшего помещика А.Г. Жуковского усыновить мальчика. Незадолго до этого у Буниных умер их единственный сын, и жена Бунина в память об этой утрате приняла на воспитание незаконнорожденного сына своего мужа. Сальху крестили под именем Елизавета Дементьевна Турчанинова (умерла в 1811), а Василий Андреевич Жуковский стал не только знаменитым русским поэтом, но и воспитателем императора Александра 2, другом и поверенным царской семьи.
Дочери польского аристократа и пленной турчанки Каролине Собаньской, известной одесской красавице, Пушкин посвятил стихотворение «Что в имени тебе моем?».
Дочь суворовского генерала и пленной турчанки Игель-Сюм Ольга Семеновна Заплатина вышла замуж за русского писателя С.Т. Аксакова. Их сын, К.С. Аксаков, - известный писатель, славянофил.
А вот совсем романтическая история. По легенде, матерью поэта и драматурга В.В. Капниста (1758-1823) была крымская турчанка, красавица Сальма. Когда Василию исполнилось 9 лет, его отец, украинский помещик, погиб. На родину привезли лишь его правую руку с фамильным перстнем и стиснутой саблей. Сальма не смогла перенести смерти любимого и, отдав ребенка жене помещика, бросилась со скалы в море.
Не меньше и русской крови в турецких жилах - одни только крымские татары сотни лет продавали русских девушек и пленников в Константинополе.

Прочитано 7826 раз Последнее изменение Понедельник, 19 сентября 2016 19:14
Другие материалы в этой категории: Мустафа Кемаль Ататюрк »

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Top